Что происходит на финансовых рынках в марте 2020 года

Будь жадным, когда другие боятся, но будь осторожен, когда все жадничают.
Уоррен Баффетт

О ситуации на финансовых рынках:

  • Скоординированная политика крупнейших экономик мира по предоставлению ликвидности приведет к быстрому ралли во всех рисковых активах;
  • Не ожидается повторения кризисов масштаба 2008 года;
  • Распространение коронавируса в США — ключевой фактор на ближайшие недели;
  • Потребитель в США находится в более качественной форме чем в 2008 году;
  • Балансирующим фактором цены на нефть для российского бюджета является курс рубля;
  • При росте курса до уровня 75 рублей за доллар, ЦБ РФ может незначительно превентивно повысить ставку;
  • Риск выхода иностранных инвесторов из ОФЗ;
  • Российские акции полностью отыгрывают девальвацию на горизонте 9–12 месяцев;
  • Мы советуем, если у вас имеется накопленный положительный результат, зафиксировать его с целью снижения риска в целом. Если имеется отрицательный результат по портфелю, то лучше удлинять инвестиционный горизонт;
  • Все распродажи на рынках заканчивались «выкупом просадки» и ралли как раз из-за действий регуляторов.

В результате жесткого разрыва сделки ОПЕК цены на нефть перешли в свободное падение, достигнув уровня 32–36 доллара за баррель. При этом Goldman Sachs ожидает, что в ближайшие недели нефть может упасть до уровня 20 доллара за баррель, так как сейчас в мире отсутствует спрос примерно на 5 млн баррелей в сутки (всего потребляется 100 млн баррелей в сутки), а Саудовская Аравия заявила о готовности увеличить предложение на 1 млн баррелей в ближайшее время — в рамках ценовой войны с Россией.

Можно много говорить о причинах выхода России из сделки, но при нефти дороже 60 долларов американские компании эффективно наращивали свою долю на рынке. Что в итоге позволило США чувствовать себя на глобальных рынках более уверенно и вводить санкции на Северный Поток—2 и Роснефть из-за венесуэльских контрактов. Хотя Россия с начала года заявляла о возможности выхода из сделки ОПЕК+, процесс вышел неконтролируемым.

Для США нефть по 30 долларов за баррель не несет больших проблем, так как в нефтегазовой индустрии занято 160 000 человек, а доля нефтегаза составляет 5% в индексе SP500 против 11% — в 2008 году. Большинство производителей нефти и газа хеджируют свою выручку на горизонте 9–12 месяцев, так что по-настоящему эффект будет заметен не скоро: в 2014 году эффект снижения добычи проявился только в 2015 году. Одновременно, низкие цены на нефть способствуют росту потребления, что ведет к росту долгосрочных цен на нефть. Фьючерсы на нефть показывают 40% рост котировок нефти на ближайшие 2 года.

В Саудовской Аравии бюджет сформирован исходя из цены на нефть в 85 долларов за баррель, а увеличение объемов добычи на 10% лишь частично компенсирует падение цен на нефть. Стоит ожидать возврат ОПЕК+ за стол переговоров где-то в начале апреля, так как это выгодно всем. Тем более 22 апреля предстоит референдум в России по поправкам к Конституции.

В России основным балансирующем фактором является курс рубля и резервы, которые позволяют нивелировать эффект от снижения цен на нефть. При нефти 30 долларов за баррель курс вполне может составить 77 рублей за доллар. Пессимисты, которые верят в дальнейшее падение нефти и девальвацию, могут ориентироваться на монетарный курс, который составляет 88,9 рублей (М2/резервы).

В настоящий момент форвардные курсы указываю уровень 74 рубля за доллар, это подразумевает девальвацию 20% с начала года (и +14% к среднему уровню за 2019 год) — именно такой уровень девальвации мы видели в 2018 году. Если учесть переход девальвации в инфляцию 1 к 10, то можно ожидать рост инфляции на 2% к текущему уровню (в последние годы коэффициент был 1 к 5), что укладывается в ориентир Центрального Банка в 4%.

Отдельный риск — это бегство иностранных портфельных инвесторов из ОФЗ, объем средств которых достигает 2,87 трлн рублей, что почти совпадает с объемом свободной ликвидности банковской системы (депозиты банков на счетах в ЦБ РФ) в 2,5 млрд рублей. Отток в 2018 году составил 600 млрд рублей, и большую часть скупили российские банки. Здесь Центральный банк, как раз может повысить ставку, защищая внутренний рынок. В 2018 году ЦБ РФ повысил ставку на 0,5% и по итогам года рынок облигаций закрылся в плюсе, а в 2019 году мы наверстали все упущенные доходности.

Отдельно стоит отметить эффект российских акций. Плавающий курс при плоской шкале налогообложения ведет к росту рублевых котировок. С интервалом в 9–12 месяцев рынок акций в локальной валюте отыгрывает девальвацию, мы видели это и после кризиса 2014 и 2018 года.

Агрессивная политика мировых центральных банков по снижению ставок и предоставлению ликвидности, которая только набирает силу, вполне может сыграть на руку развивающимся странам, ограничивая отток иностранных инвесторов. На глобальном уровне мы видим скоординированную политику G7 по предоставлению ликвидности финансовым рынкам — QE (количественное смягчение) ускоряется повсеместно. Фактически рынки уже заложили нулевую процентную ставку ФРС и −1% от ЕЦБ. Такое обилие ликвидности всегда заканчивается ралли и быстрым «отскоком».

На «высоком уровне» проблем с ликвидностью не ожидается — всех зальют деньгами. Возможны проблемы у средних и мелких банков и компаний, здесь будут помогать снижение налогов, введение налоговых вычетов.

Мы стоим на пороге новых видов стимулов — фискальных, так как монетарные не сильно помогают. Фискальные стимулы — это введение отрицательных налогов, предоставление денег потребителям напрямую, так что инструментарий достаточно обширный. К примеру, Италия уже ввела первый транш фискальных мер, а Германия в ближайшее время объявит.

Падение цен на сырье и приостановка деловой активности в крупных макрорегионах — это все дефляционные шоки. Пока нет инфляции, стимулирующие меры будут всеобъемлющими. Не стоит ожидать повторения кризиса 2008 года: долговая нагрузка на потребителя значительно ниже, а экономика США на 82% — это экономика потребления. Не стоит и ожидать падения американского рынка акций как в 2001 году (-58%), мультипликатор цена/прибыль находится на уровне 16х против 26х в 2001. Текущая риск-премия рынка акций уже максимальна, а в 2001 году она была отрицательной.

Распродажа на американском рынке связана, прежде всего, с рисками распространения коронавируса, но мы ожидаем, что это временный эффект. С приходом лета, эпидемии гриппа прекращаются, пик заболеваний в Европе ожидается в конце марта. На выходных Китай уже зафиксировал прирост заболевших в 54 человека против 650 на прошлой неделе.

В настоящий момент риски и страх на рынках сводятся к тому, что распространение коронависура перетечет в глобальную пандемию. Историческая аналогия — это «испанка» поразившая мир в 1918–1919. По некоторым данным количество заболевших составило 350-700 млн человек, уровень смертности — 2–3% (сопоставимый с текущим). Погибло 20–50 млн человек. Спустя 100 лет уровень медицины объективно на несколько порядков выше (лекарства, обеспеченность койко-местами). В США было две волны «испанки», в результате которых индекс DOW JONES в данные периоды снижался на −8-11% с ближайших максимумов.

График

Ближайшие 1-2 недели будут ключевыми с точки зрения распространения вируса в США, что задаст тренд на ближайший месяц. Так что стоит напомнить, что рынок американских акций всего лишь несколько раз в истории падал на −20% от максимумов, без рецессии в экономике. Если вирус не распространится в США, то и рецессии не стоит ожидать.

Мы советуем, если у вас имеется накопленный положительный результат, зафиксировать его с целью снижения риска в целом. Если имеется отрицательный результат по портфелю, то лучше удлинять инвестиционный горизонт. Все распродажи на рынках заканчивались «выкупом просадки» и ралли, как раз из-за действий регуляторов.

Текущие действия управляющих:

Рублевые облигации. Мы продали длинные выпуски ОФЗ где доминируют иностранцы в портфелях, что позволило сократить дюрацию до менее 2-х лет — чувствительность наших портфелей к изменению процентных ставок значительно ниже рынка.

Российские акции. Продажа компаний с высокой beta против рынка (Сбербанк, Газпром), покупка компаний экспортеров не нефтяного сегмента. Это Северсталь, Норникель, Полюс Золото, ну и конечно, Сургутнефтегаз (привилегированные акции). Никаких компаний второго эшелона с низкой ликвидностей, опыт 2008 года показывает, что их относительная стабильность лишь временное явление. Падение российского рынка резко отличается от ситуации 2014 года. Многие компании перешли к выплатам дивидендов от денежного потока и снизили долговую нагрузку. Мы видим текущую дивидендную доходность Газпрома и Сбербанка на уровне 10%, что сильно отличает текущую ситуацию.

Американские акции. Мы активно продаем компании малой и средней капитализации, чтобы купить подешевевшие флагманские компании. Корреляция на падении достигла 100% между различными бумагами, что позволяет купить подешевевшие первоклассные бумаги.

Валютные облигации. Ставка на короткую дюрацию и выпуски инвестиционного уровня. Здесь мы видим повторение 2018 года, когда рынок проседал на фоне повышения ставок ФРС. Cейчас же, когда ставки повсеместно становятся нулевыми, растет риск-премия высокодоходных бумаг. По мере снижения рисков и падения угроз коронавируса, следует ожидать значительного ралли в данных бумагах.

Смешанные стратегии. В текущую фазу коррекции смешанные стратегии вошли в защитных активах (гособлигации США), что позволяет им находиться в настоящий момент в положительной зоне.


8 800 100 19 99

круглосуточная поддержка

+7 495 780 00 99

для звонков из-за рубежа

Персональная консультация

8 800 100 19 99

круглосуточная поддержка

+7 495 780 00 99

для звонков из-за рубежа

Обратная связь

8 800 100 19 99

круглосуточная поддержка

+7 495 780 00 99

для звонков из-за рубежа

Регистрация на мероприятие

8 800 100 19 99

круглосуточная поддержка

+7 495 780 00 99

для звонков из-за рубежа

Персональная консультация

8 800 100 19 99

круглосуточная поддержка

+7 495 780 00 99

для звонков из-за рубежа

Обмен валюты онлайн по биржевому курсу

Без ограничений по сумме и с минимальной комиссией

Bоспользоваться услугой